«Территорию страсти» время не лечит

Территория 2

8 часов назад
10 часов назад

Музыкально-драматический спектакль (именно так позиционируют свое произведение создатели, мюзиклом его не называют) «Территория страсти» по роману Шодерло де Лакло «Опасные связи» премьера состоялась четыре года назад, в июне 2014 года. Я лично посмотрел его через год, и хотя тогда заметил массу недостатков (иногда совершенно непростительных для истинного представителя музыкального театра), в целом остался доволен и впечатлен.

С тех пор пролетели следующие три года, мир мюзиклов в столице изменился и уже никогда не будет прежним, а сам я то ли заскучал, то ли состарился… «Территория страсти» пережила взлеты и падения жанр, сохранивший почти весь первоначальный состав (прибавив тем самым очаровательную новинку в лице обаятельного Александра Боброва и петербургской гостьи Виктории Жуковой), периодически вновь «выявляется»… но, как эти китайские новинки Игрушке год, она местами переливается, но не радует.

Территория 1

Но обо всем по порядку — и в целом картина не так плоха, как я ее нарисовал в предыдущем абзаце. «Да, ужас, но не ужас-ужас».

Итак, 12 мая, Театр Вахтангова — и знакомые серые шторы, и подсобка. Конечно, я по-прежнему настаиваю на том, что минимализм в театре — это нормально. «Территория страстей» существует не только без декораций — без малейшего намека на минимальный реквизит. У нас только отличные костюмы (балет ведь, правда… хотя, может быть, это на мой вкус) и актерская игра. И, честно говоря, работа актеров — самая сильная сторона шоу.

Но что-то изменилось за три года… Помню, в первом обзоре «Территории страсти» я радостно сообщил, что это «одна из самых чистых постановок о сексе», которые я когда-либо видел. То ли я стал ханжой, то ли исполнители потеряли что-то в себе, что позволяло им содержать публику в чистоте, пока их персонажи были в полной грязи, я не знаю. Некоторые моменты заставляли меня вздрагивать или удивленно пожимать плечами, потому что выглядели они, скажем так, неприятно.

А театральная жизнь Москвы слишком насыщена, чтобы все проекты дожили до наших дней без потерь. Если раньше «Территория страсти» выглядела как старинная фарфоровая кукла, эдакая сложная игрушка с музыкальным механизмом внутри, то сейчас спектакль выглядит несколько простовато, а местами даже примитивно.

Львиную долю вины я виню в либретто. Она разорвана и комична — есть схематическое изображение сцены, вроде сговора Вальмона и мадам де Мертей, и сделано это без подробностей, легкими штрихами и репликами, но тот же Вальмон как-то соблазняет бедняжку Сесиль.

Нет-нет, такой подход имеет право на существование и, на самом деле, он прекрасно сработал, когда я впервые увидел это шоу. Но не сейчас. Тем не менее, с момента запуска труппа потеряла что-то слишком серьезное, чтобы достичь тонкого баланса между безвкусицей и стилем, красивой преуменьшением и отсутствием данных. Сейчас шкала бешено качается туда-сюда, и хорошо, что светлая сторона преобладает.

Но (прощай, узкий кругозор, характеризовавший меня в 2015 году и не позволивший оценить этот аспект A Territory of Passion) музыкальная составляющая весьма хороша. Глеб Матвейчук отлично поработал как композитор, наполнив спектакль обилием приятных и удивительно запоминающихся мелодий.

Правда, смысл некоторых песен не совсем понятен (особенно последней арии Азолана, которая хоть и говорит с воодушевлением топать ногами, но совершенно не нужна в сюжете), но вызывает желание слушать. это снова и снова. И вот что важно.

А теперь пришло время рассказать вам о величайшем грехе Passion Territory — Фонограмме. Аля и ах, хоть Александр Балуев и Лидия Вележева открывают рот под однажды записанный в студии вокал. Я понимаю, да, вживую с этой частью не справились, но за четыре года с премьеры можно было бы, как я наивно полагаю, как-то исправить эту проблему.

8 часов назад
9 часов назад

Точнее, в Театре Вахтангова возникла другая проблема — свет. Точнее, его отсутствие. Многие сцены происходили почти в полной темноте, хотя акцент на лицах был важен. Это проклятие предпринимателя, который должен приседать в других помещениях и с завидной регулярностью, должен столкнуться с этими или другими техническими трудностями.

Но вы знаете, что происходит? Тем не менее, когда занавес закрылся, я чувствовал себя хорошо. Точно так же, как это происходит после каждого правильного зрелища, когда необъяснимая жара и счастье оседают в театральной душе.

Удивительный случай: вы можете критиковать страстную территорию в течение длительного времени, претенциозного и объективного, но он генерирует больше эмоций и чувств, чем любые два других процентных, высокого качества и наградного производства. Трудно сказать, в чем причина этого чуда. Вероятно, в основном поклоняться художникам, которые дают все возможное и работают так честно, что вы получаете мурашки по коже.

Да, кстати, позвольте мне рассказать вам о них.

Азолан — Александр Бобров. Мне абсолютно не нравится этот персонаж (ну, авторы придумали его — максимум клоунского, минимальный смысл), но если мы поговорим о Боброве, то табурет в его исполнении будет очаровательным, я рассказываю слово. Мой любимый Расколникв в преступлении и наказании музыкального театра традиционно не разочаровал, и ему даже удалось остаться в пределах хорошего вкуса (который в Азолане был почти нереальным).

Мадам де Волангес Эльвина Мухутдинов. Кроме того, есть пример того, как актриса не потеряла своего персонажа в течение 4 лет, но сделала ее глубже и интереснее. Хотя, как и Азолан, она также является фигурой, чтобы смеяться, а не специальное содержание истории. Ну, Элвина всегда хороша в этом отношении.

Сесиль де Волангес — Мария Ивасченко. Мое любимое! Поскольку я не обвиняю машинный вокал (три года назад, в этом отношении все было намного печальнее), мне нравится его работа. Финал первого акта является пиком мастерства для меня. Это была единственная причина, по которой я пошел на территорию страсти, в основном. Я не вру.

Chevalier of Dancers от Gleb Matveechuk. На этот раз композитор появился в роли Chevalier и … о, он слишком взрослый для роли молодого учителя, с энтузиазмом влюблен в Сесиль. И, возможно, это не роль почвы. Но на сцене недостаточно, так что вы можете жить из этого.

Лидия Велечева — маркиз де Мертеуила. Жесты, позы, взгляда, интонации — все, как дает королеву. Я бы не оторвался. Очень выразительный и живой. Существует проблема с вокалом, как мы помним из абзаца о саундтреке, но что посоветовать. Но какая женщина.

Мадам де Турвел — Евгения Рьябцева. Ооооо … просто было! У меня нет слов, просто эмоции. Чжений прекрасна и точна, нежна и звонят. И финальная сцена безумия и истребления, как вы знаете, достается до Палаты мер и весов. Внезапно выяснилось, что со слезами на глазах я схватил руки стула. Если бы я заранее знал, как прекрасна Рьябцева, я бы бежал в театр в три раза быстрее.

Voivodeship de Valmont — Александр Балухью. Случай, когда класс и опыт выигрывают. Казалось, что не только Валмонт как фигуры в искусстве достаточно в этой жизни, но и лично Балудже как человека. Где бывший огонь, где энергия разрывается по краю? Но даже в этом «нейтральном» состоянии Балудже — камень и столб. И кто это сомневается.

Резюме: «Страстная территория» много потеряла за значительное время своего существования. Бывшая легкость и грация, здравый смысл и логика исчезли, и я не знаю, можно ли его восстановить.

И это искусство все еще живет и впечатляет — в конце концов. Это его удивительная и необъяснимая особенность. Так это что -то плохое?

7 часов назад
8 часов назад

Читайте также